+7 391 291-71-49
+7 391 251-50-61

Аденоиды - семь раз отмерь...

Семь раз отмерь.


Различают 3 степени разрастания аденоидов, причем только 3-я считается несомненной патологией. На ранних стадиях заболевания эффективны консервативные методы: гомеопатия, лазеротерапия, криотерапия (лечение холодом), антибиотики. Если терапия не помогает, встает вопрос об операции.

В отечественной медицине часто практикуется такой подход: «Отрежем, а потом посмотрим». Лечат по шаблону. Аденоиды? Значит, операция. Конечно, можно лечить консервативно. А если это не даст результата? Все равно придется оперировать. Так лучше уж сразу. Аденоиды безжалостно удаляются. Удалять просто так ни в коем случае нельзя ни аденоиды, ни аппендикс, ни другие органы.


Еще одна распространенная ошибка: если удалить аденоиды, то ребенок не будет больше болеть. Это неправда. Действительно, воспаленная миндалина представляет собой серьезный очаг инфекции. Поэтому соседние органы и ткани тоже находятся в опасности — туда могут с легкостью переместиться микробы. Но нельзя ножиком отрезать инфекцию. Она все равно «вылезет» в другом месте: в придаточных пазухах, в ухе, в носу. Инфекцию можно обнаружить, идентифицировать, сделать анализы, определить чувствительность к препаратам и только потом назначить лечение с большей долей вероятности, что болезнь будет побеждена. Удаляют аденоиды не потому, что ребенок болеет. А только тогда, когда они затрудняют носовое дыхание, приводят к осложнениям в виде синуситов, гайморитов, отитов.


Потом отрежь.


Конечно, аденоиды — не смертельное заболевание, от этого еще никто не умер. Но бывают ситуации, когда операция необходима. В случае аденоидов 3-й степени, когда фактически вся носоглотка закрыта миндалиной, ребенок совсем не дышит носом, вряд ли поможет гомеопатия. По продолжительности классическая аденотомия — одна из самых коротких операций. Длится всего 15–20 минут, а сам процесс «отрезания» — 2–3 минуты. В носоглотку заводится нож в форме кольца (аденотом Бекмана), им захватывается аденоидная ткань и отрезается одним движением.


После операции дети могут вести обычный образ жизни, разве что в первые день-два желательно не очень физически нагружаться. Самое главное — не перегревать ребенка, не кормить твердой и горячей пищей, чтобы не спровоцировать кровотечение.

 

Порочная методика.


Операция несложна технически, и многие лор-врачи считают ее простой и банальной процедурой. Тем не менее рецидивы (повторное разрастание аденоидов) возникают часто. По разным данным, это от 17 до 72% случаев. Причина чаще всего одна: хирург не до конца удалил аденоидную ткань, оставил кусочки. Не потому, что «рука дрогнула» (хотя эти операции чаще всего доверяют молодым неопытным врачам, ординаторам), просто врач не видит операционного поля. Нож заводится за небную занавеску, и дальше все манипуляции проводятся на ощупь. Примерно тоже самое, как если бы хирург зашивал рану или вырезал аппендицит с закрытыми глазами. Даже самый опытный врач не сможет гарантировать стопроцентный результат. Нередки случаи, когда ребенку приходится переносить операцию не один раз. Порочна сама методика.


— Работали мы в одной частной клинике, — рассказывают врачи.

— Приходит на консультацию мама с ребеночком.

Ставим диагноз: аденоиды 3-й степени, хронический аденоидит. Назначаем операцию. Удаляем. Метод «слепой». Через год у ребенка рецидив: аденоиды 1-й степени. Мама приходит с претензией к директору клиники и требует вернуть деньги за операцию. Но ведь у нас большинству детей удаляют аденоиды «вслепую». Получается, всем надо вернуть деньги. В любой цивилизованной медицине такой метод просто запретят, потому что пациент никак не застрахован от осложнения или возникновения рецидива. А доктор не застрахован от претензий. Причем формально их можно предъявить всегда.


За границей так, как делают у нас в клиниках — сели, привязали, дернули, с лидокаином, со слезами, с кровью, с впечатлениями на всю жизнь, — не делают уже с середины 80-х годов прошлого столетия.

 

«Золотой» стандарт.


К числу современных методов относится эндоскопическая хирургия. Операция проводится с помощью крохотных телекамер. Все, что происходит в носоглотке, врач видит на мониторе. Это позволяет полностью удалить аденоидную ткань, избежать кровотечений и осложнений во время операции и повторного разрастания (рецидива). Первыми в нашей стране (с 1995 года) такие операции у детей стали выполнять проф. Г. З. Пискунов в ЦКБ МЦ Управления делами Президента РФ и проф. В. С. Козлов в Центре микроэндоскопической оториноларингологии в Ярославле. В настоящее время в нашей стране используютя холодноплазменный и молекулярно-резонансный методы удаления аденоидов, которые в других странах уже «проходили» и вернулись к более простому, но не менее эффективному методу эндоскопической операции. 


На Западе «золотой» стандарт — это эндоскопия  плюс операция под общим наркозом. У нас слова «общий наркоз» вызывают сразу «квадратные» глаза. Конечно, было бы неправильно говорить о том, что наркоз — это абсолютная безопасность. Но если сравнить, что опаснее — операция с наркозом или без наркоза, — перевесит последнее. Местные обезболивающие препараты действуют только на слизистую. Во время операции ребенку все равно больно. Он кричит, дергается, как бы его ни привязали. И хирург своим инструментом может серьезно навредить. Часты такие осложнения, как скальпирование задней стенки глотки, когда срезают маленький язычок, травмы мягкого неба, повреждение слуховых труб. Вид крови, боль, ужас, который испытывает ребенок, отражаются на психике. У детей, прооперированных без наркоза, часто возникали ночные недержания мочи, тики, заикания. В общем, их продолжали лечить дальше, только уже другие врачи.


Обезболивание влияет на качество операции. Под наркозом ребенку не больно, он не сопротивляется, и хирург может тщательно удалить аденоидную ткань. Поэтому, что бы ни делали, во время любой хирургической манипуляции сознание должно быть выключено. Ребенок не должен присутствовать на своей операции — это табу. Правильно выполненный наркоз не вызывает осложнений. А местная анестезия возможна только в том случае, когда имеются медицинские противопоказания к наркозу и аллергия на некоторые препараты.

 

Выбираем доктора.


У нас сколько врачей, столько и мнений. Один говорит: удалите аденоиды, и все будет хорошо. Другой советует лечить консервативно, ни в коем случае не удалять, потому что они снова вырастут. Как разобраться? Не стесняйтесь задавать вопросы врачу и не беспокойтесь, что вы его обидите своими вопросами. Что-то не поняли — просите пояснить. Если врач рекомендует удалить аденоиды, поинтересуйтесь аргументами в пользу именно этого решения. Настоящему профессионалу не составит труда объяснить, на чем основывается диагноз, почему предпочтителен тот или иной метод лечения, каковы альтернативы, возможные риски. А вы выйдете из его кабинета в полной уверенности, что операция ребенку действительно необходима. Или не нужна вовсе.


Вы должны быть убеждены, что поступаете правильно. Сомневаетесь в диагнозе, во враче — проконсультируйтесь с другим специалистом. Выслушайте два, три мнения. Правда, если бесконечно бегать по врачам, никакого толку тоже не будет. Выберите доктора, который кажется вам наиболее грамотным, убедительным, опытным, которому вы можете доверять, и выполняйте его рекомендации. И еще один совет: всегда обращайте внимание на наличие у доктора современной аппаратуры! Если вашего ребенка смотрят носовым зеркалом (по старинке) и говорят об эндоскопической операции, стоит задуматься о качестве будущего лечения.


Записаться на консультацияю или задать вопрос можно по телефону: +7 391 251-50-61 

Нет комментариев
Добавить комментарий